Попытки первых серьезных исследований в области элект­ричества предпринял английский врач и физик Уильям Гиль­берт (1544— 1603). Он впервые ввел термин «электричество», установил возможность электризации ряда других материа­лов, кроме янтаря. Позднее еще несколько исследователей пы­тались использовать электростатические заряды для электро­лечения, но успеха не имели.

Следующий крупный шаг на пути изучения электричества сделал итальянец Луиджи Гальвани (1737—1798). Он учился в Болонском университете, занимался богословием, физиоло­гией, заведовал кафедрой практической анатомии и гинеколо­гии. С целью отыскания средств для лечения нервов и мышц Гальвани длительное время изучал влияние статического электричества на живую ткань. По результатам работ в 1791 г. был опубликован «Трактат о силах электричества при мышеч­ном сокращении». Автор не претендовал на ценность резуль­татов в силу своей некомпетентности и предлагал ознакомить­ся с проделанной работой всех желающих, «которыеобычно на­ходят удовольствие в познании начала и сути вещей, заклю­чающих в себе нечто новое». Скромное заключение!

Не вдаваясь в подробности более чем десятилетних опытов настойчивого исследователя, следует обратить внимание на достигнутые результаты. Сначала Гальвани удалось создать чувствительный «прибор», реагирующий на статическое элект­ричество. Им оказалась свежепрепарированная лапка лягуш­ки — ее мышцы резко сокращались, когда к бедренному нер­ву подключали электростатическую машину. Такая же реак­ция отмечалась, когда к нерву и лапке прикасались двумя соединенными между собой разнородными металлическими проводниками. И, наконец, лапка дергалась во время грозо­вых разрядов, если одна из ее оконечностей была заземлена, а к нерву прикасался длинный провод.

Последний эффект особого внимания исследователя не привлек, а зря. Непроизвольно был создан первый биологи­ческий приемник электромагнитных излучений. Только через 100 лет в 1894 г. английский физик Оливер Лодж применил для регистрации электромагнитных волн когерер, который позднее использовал А. С. Попов при создании первого в мире радиоприемника.

Вздрагивание лапки лягушки при присоединении к ней раз­нородных металлических проводников Гальвани объяснил прохождением тока через проводник за счет электричества, находящегося в самой лапке, которое он называл «животным электричеством». Объяснение, довольно туманное для пони­мания даже в наше время (хотя о биоэлектричестве сейчас хорошо известно), вызвало бурю негодования соотечествен­ника исследователя Алессандро Вольты, который объявил Гальвани шарлатаном. Разразился, что называется, хороший скандал. В конце концов Гальвани удалось добиться гораздо менее заметного сокращения мышц без применения металли­ческих предметов путем соприкосновения бедренного нерва лягушки с самой мышцей. Так было доказано существование биоэлектричества, хотя оно и не было признано.

Только с пятидесятых годов текущего века начали приме­няться приборы для регистрации функций мозга (электро­энцефалографы) , сердца (кардиографы) и других органов. Несколько позже появились различные электрические стиму­ляторы деятельности пораженных болезнью органов. Сейчас на повестке дня стоит вопрос о массовом применении электро­стимуляторов. Например, полагают, что медикам придется вживлять около 200 стимуляторов деятельности сердца на миллион жителей.

« »